Воспоминания односельчан о начале войны

Сугыш чоры хатирәләре дигәндә, Латыпов Исләмгәли Әхмәтгәли улы шушы хәлне сөйләп китте.

 

 

 

“1941 елның 21 июнь көнендә, кичтән,мин  Гайнетьянов Сабирян (Флюрнын әтисе) белән ат җигеп, кәртәлек әзерләргә Мутек урманына киттек. Кунып калырга карар иттек. Иртән агачларны арбага төяп, авылга кайттык. Шул чакларда, авылда радио бер генә Дистанов укытучы абыйларда иде. Алар икеседә укытучылар иделәр, хәзерге медпункт урынында йәшиләр иде. Кайткан юлда, алар кырында бик куп халык куреп калдык. Нәрсәдер булган ахры, диеп, мин дә йөгереп бардым. Шунда, Германия безнең илгә басып кергән, дигән куркыныч хәбәр ишеттем. Кешеләр елашалар иде. Бөтә илгә зур кайгы килде. Миңа ул вакытта 14 йәш тулган иде. Шул көнән башлап, авыл халкы өчәр, бишәр, хәтта ун кешене сугышка озатты. Без, малайлар, аларны озата барып, җырларын тыңлый идек. Сөлектәй ир-егетләрсез авыл, көннән-көн ятимләнә, сунгәндәй тоела башлады. Бар йортка кайгы хатлары килә башлады. Бөтә авырлык хатын кызларга,безнен кебек усмер балаларга төште. Олылар белән колхоз эшләрендә катнаштык, узебзнең өлешне фронт өчен икмәк җитештерүгә кертергә тырыштык.

 

Мин Яңыкүл авылыдагы МТС-та, колесный тракторда әшли башладым. Тулай торак та бар иде, анда барсына - бер мич. Шунда булганча ашамлык белән ашарга да пешерәбез, киемне дә, чабатаны да киптерәбез, алар кипми инде. Атнасына бер көнгә мунча керергә өйгә кайтаралар иде. Аякта чабата, өстә иске кием. Пычрак җырып җиәү кайтып, тиз генә кирегә китәбез. Әгәр 15-20 минутка соңга калсаң, судить итәләр иде.  Сугыш чорында тракторларны утын (чурка) ясап ягып йөретәләр иде. Чурка каты агачтан ясала  иде: имән, җирек, кайыннан ярамый иде. Зиратларның да имән баганаларын ягып бетердек. Колхозларның җиректән салынган пожарный амбарларын чурка ясап ягып бетердек.

 

1943 елны, яз көнендә, мине дә армияга-сугышка алдылар. Кызыл Ярга озатып бардылар. Минең белән Гайсин Габдулхак, Шигапов Муфазалныда алып киттеләр. Комиссиядан узгач, миңа: “Моряк булырсың инде”, -диеп пароходка төяделәр. Пароход киткәнче, комисарлар  чыгып чакырып алдылар да,  “син, Латыпов Исламгәли Әхмәтгәли улы, тылда бронь белән каласың”, - диделәр. 1943 елны Сталиның приказы булган, трактористларны бронь белән калдырырга дигән. Шулай итеп, мин бронь белән калдым.                      Сугыш чорында МТС директоры, бик усал, Галин дигән кеше иде. Миңа суз тидермәде. Үземә күрә бик якшы эшләгәнмендер, тырыштым.  Бер вакыт ике көн йокламыйча, Иске күл урманынан тракторларга утын саклап алып кайттым, шуның өчен миңа  бер бутылка аракы, ит, бер буханка ипи бирде. Шул вакытта акча юк, эшләгәнгә  трудодень диеп тамга куя идек. Әзрәк ял вакытында кунел дә ача идек.  Җырларыбыз әле дә истә:

 

 

 

“Около печки сижу, нитки мотаю

 

Каҗдый день, трудодней зарабатываю...”

 

 

 

Ә инде техник казанышларына килгәндә, сугыш чорында, шуннан соңгы тәуге еллардада тракторлар, комбайннар бик аз булып, җирне атлар, үгезләр белән сөрәләр, ә үскән игенне кул урагы, шулай ук атка тагылган жаткалар, лабогрейка дигән җайланмалар белән уралар иде. Хатын-кызлар аларны көлтәгә итеп бәйләп, эскертләргә өяләр иде. Ул чакларда авыл хуҗалыгындагы купчелек эшләр кул көче белән, атлар ярдәмендә башкарылды.

 

Сугыштан бик куп егетләр кайтмадылар. Миңа тракторда кызларны эшләргә өйрәтергә туры килде. Безнең авылда гына уннап кызлар тракторда эшләргә өйрәнделәр.Көнен -төнен белмичә, кышкы суыкларга бирешергә теләмичә,Галиева Вафия, Мәгри Ситдиков (Рәҗәпнең апасы), Марданова Кәримә, аның апасы Сания, Фатима, минең беренче тормыш иптәшем һ.б бик тырышып эшләделәр.

 

Сугыш елларында халыкның ачка интегеүен бик авыр кичердем. Шуңа да басуларда мул итеп иген устереп, халыкны туйганчы икмәк ашатсаң иде, дип хыяллана идем. Хыялыма ирештем. Озак еллар, олгайганчы тракторларда да, комбайынларда да эшләдем.

 

1946 елны Фатимга өйләндем, җиде балабыз булгач, тормыш иптәшем 1963 елны бу доньядан китеп барды. Бәләкәй кызыма шул вакытта ике яш  кенә иде. Шуннан сон, Минурга өйләндем. Анын беренче тормош иптәше белән алты ел тороп, балалары булмаганлыктан, минең җиде баланы яратып, тәрбиәләп устерде. Рәхмәт аңа. Бергә тагы ике улыбыз булды. Шулай итеп, мин тугыз бала этисе. Балаларыбыз  йөзебезгә кызыллык китермәде. Үзебезгә курәтә әйбәт гомер иттек. 15 инюдә миңа 84 йәш тулды.”

 

Әзерләде:

 

Идиятуллина С.С.

 

Воспоминания Мухамедьяровой Дайи Габдуллиновны,

 

1933 г.р., ветерана педагогического труда,

 

место рождения – д. Илек Кушнаренковского р-на,

 

с 1953 по 1997г.г.  проработала учителем в Байгильдинской средней школе.

 

 

 

- Когда началась война, мне было почти 9 лет. Годы войны остались в моей памяти как самые тяжелые, самые голодные. Этого никогда невозможно забыть!

 

Все началось для нас неожиданно. Стояли самые теплые июньские дни. Мы с девчонками пошли за ягодами в лес. В самый разгар дня, когда мы уже возвращались в деревню, видим: навстречу нам бежит наша подруга и радостно кричит: « Суенче! Война началась! Моего брата забирают в армию!» Мы вместе с ней побежали в деревню. Там народ собрался возле сельсовета. Женщины плакали, лица мужчин и стариков были какие-то суровые, глаза грустные. С этого дня люди начали уходить на фронт.

 

В деревнях семьи были большие, почти в каждом доме по 5-6 детей. На фронт уходили мужчины и юноши, начиная с 18 лет.

 

В нашей семье было 6 детей. Отец был инвалидом, поэтому его не призвали в армию. Но все равно приходилось тяжело. Отец с матерью с утра до ночи работали в колхозе. Дети тоже помогали колхозу. Ученики, начиная где-то с 10 лет, работали в колхозе рядом со взрослыми.

 

На фронт ушли наши родственники. Младший брат отца погиб еще в начале войны. Другой брат отца был призван в трудармию, где умер от голода. Многие семьи получили извещение о гибели своих родных. Многие дети тогда осиротели.

 

От голода умирали и деревенские жители. Не было хлеба, мы только могли мечтать о хлебе. Так, идем с девчонками в лес за борщевиком и смотрим на плывущие облака. Мечтаем о том, чтобы эти облака превратились в хлеб и, как дождь, посыпались с неба на землю. Это были наши мечты и наши сны…

 

Питались мы летом съедобной травой, зимой – картофелем, еще чем-нибудь из овощей… Из военных голодных лет припоминается такой случай. Осенью 1941 года некоторые поля остались неубранными, почти все мужчины ушли на фронт. Год был урожайный, женщины не успевали справляться со всеми колхозными делами. Неубранная рожь осталась под снегом. Наступил холодный и голодный 1942 год. Из деревни все: продукты, одежду – отправляли на фронт. Самим не оставалось ничего. Некоторые жители ранней весной вышли на поля и собрали прошлогодний урожай. Высушили колосья ржи, смолотили его, стали использовать в пищу. Но зерно оказалось непригодным для пищи. Многие люди тогда отравились, некоторые умерли…

 

Известия с фронта жители узнавали из сельсовета. Газет, журналов, радио в нашей деревне не было.

 

Несмотря на все трудности, мы ходили в школу. В 1945-м году я училась в 5-м классе. Каждый школьный день начинался с зарядки. Физзарядку проводил военрук, который вернулся с войны инвалидом.

 

Помню, как мы в один прекрасный день выстроились на зарядку, и тут прибегает девушка из сельсовета. Она сообщила нам, что война закончилась, что наш народ празднует Победу. Мы все побежали к сельсовету. Там состоялся митинг. Жители деревни по-разному восприняли это радостное известие. Некоторые радовались от души, некоторые плакали, потому что на войне погибли или пропали без вести их родственники. Большинство людей ждали солдат с армии, надеялись на возвращение пропавших без вести.

 

 

 

 

 

Подготовила Хатмуллина Ф.Р.

 

Июнь 2011г.

 

Воспоминания Гареевой Зулейхи Галяутдиновны,

 

1923 г.р.,

 

место рождения – д. Байгильдино Нуримановского р-на.

 

 

 

   - Я родилась в многодетной семье колхозников. Была самой старшей из 6-х детей. Когда началась война, мне исполнилось 18 лет. Все, что мы испытали в годы войны, не передать словами. Это и голод, и лишения, и гибель самых близких и дорогих нам людей. Еще в первые дни войны на фронт забрали моего отца. Через некоторое время мы получили на него «похоронку». На войну ушли 2 родных брата отца. К счастью, они остались живы.

 

   Вернулся с войны живым и невредимым мой муж.   Еще до начала войны я проводила его в армию. Мы тогда были еще не женаты, но очень любили друг друга. С первых дней он оказался на фронте, воевал от начала до конца войны, награжден орденами и медалями. Поженились мы с ним в 1944-м году, когда он приезжал в Москву за орденом. Потом приехал в деревню всего на несколько дней.

 

   Военные годы… Голодные и суровые. Трудились мы в колхозе от зари до глубокой ночи. После того как на фронт ушли мужчины, в деревне в основном остались женщины, дети и старики. Вся тяжелая работа легла на их плечи. Так как я была уже взрослой девушкой, меня назначили бригадиром. Три года проработала я в этой должности. Никакого отдыха, в постоянном напряжении. Надо сказать, что люди были хорошие: несмотря на мой юный возраст, они уважали меня, безропотно шли работать в любую погоду на поле. Пахали на быках и коровах, сеяли вручную, убирали хлеб тоже вручную. На покос выходили от мала до велика. Вот так всем миром и выжили мы в трудные годы войны.

 

   В последние годы войны я работала молокосборщицей. Каждый день у населения собирала молоко и возила на быках в Нимислярово, где был сепаратор. Часто моего возвращения ждали у деревенских ворот мальчишки. Пока я возвращалась, молоко прокисало, превращалось в творог. Голодные дети ожидали меня, зная, что я угощу их этим лакомством. Иногда я возвращалась поздно. Но мальчишки ждали допоздна и немного с упреком говорили мне: « Зулейха апа! Что же ты так долго, мы так хотим есть».

 

   Закончилась война, но большинство людей еще многие годы жили в ожидании возвращения родных и близких, которых потеряли в годы войны.

 

   Мой муж вернулся спустя несколько месяцев после войны. От него долго не было известий, мы боялись, что он где-нибудь погиб… К счастью, он вернулся и началась наша счастливая совместная жизнь с ним. У нас родилось пятеро детей. Все они стали достойными людьми.

 

   К сожалению, мой муж умер в 1974-м году. Мне сейчас 87 лет, я живу в семье сына и счастлива, что дожила до этих дней. У меня 10 внуков и 9 правнуков. Разве это не счастье?!

 

Подготовила Хатмуллина Ф.Р.

 

Июнь 2011г.

 

Воспоминания ветерана труда о военной поре.

 

Миннихамиде Фатиховне Шафиковой 76 лет. Ее детство пришлось на тяжелые годы войны.

 

Испить чашу страданий сполна пришлось ее поколению в то время. Когда началась война, отцы, братья уходили на фронт. Вместо них работали теперь на колхозных полях и фермах женщины, дети и старики. Чтобы обеспечить фронт продовольствием и одеждой, каждый сознательный человек тогда трудился с утра до вечера. К таким относится и Миннихамида Фатиховна. В их семье было четверо детей. Когда началась война, ей было 12 лет. Тогда она училась в школе. Очень трудно приходилось им: не было ни карандашей, ни тетрадей, писали углем между строчками газет. Тем не менее, у детей военной поры было огромное желание учиться.

 

Скоро братья Миннихамиды ушли воевать. Некоторые семьи получили похоронки на своих погибших родственников. Рабочих рук в колхозе не хватало. Все больше  к колхозным делам стали привлекать школьников. Так Миннихамида проучилась в школе всего 5 лет. Больше ей не суждено было учиться. Она тоже стала помогать колхозникам. Ей помнятся самые трудные времена, когда весной в колхозе не хватало семян для посева и их, подростков, отправили на станцию Тавтиманово за семенами. Мешки с семенами несли на плечах. Была половодье, кругом стояла вода, текли бурные ручьи. Тогда сапоги были большой редкостью, в деревне все носили лапти. В растрепанных лаптях, с грузом на плечах. Подростки переходили через ледяные ручьи и с трудом добирались домой.

 

Весной, летом, осенью работали на колхозных полях и лугах. Весной подносили воду для радиаторов тракторов, на которых вспахивали поля. Затем подходила пора сенокоса. Всех – и стар и млад  - отправляли на сенокос. С собой брали вареную картошку, две ложки муки и 200 граммов хлеба, который давали работникам. Часто работали сутками. Страда не могда ждать. Возвращались домой очень голодные, варили суп из листьев свеклы и других съедобных растений, использовали в пищу гнилую картофель.  А свежую картофель, которая поспевала в огороде, нарезали соломкой,  сушили на печи и отправляли солдатам.

 

Зимой колхозники работали в леспромхозе: валили лес, заготавливали дрова. Было очень холодно: стояли трескучие морозы. От грубой работы и  жуткого холода трескались руки, покрывались кровоподтеками…Но люди терпели боль, голод,  холод, потому что знали, что на фронте приходится еще тяжелее – там ежедневно гибнут солдаты, защищая их свободу.

 

Долго шла война, целых четыре года. Сколько слез было пролито, сколько страданий пережито! А когда закончилась война, все с нетерпением ждали своих родных. Но не все вернулись с той страшной войны. К счастью, братья Миннихамиды остались живы. Они, получив ранения, лечились в госпиталях и вернулись домой.

 

Вот что рассказала нам Шафикова М.Ф. о своей молодости. Хотя это были трудные годы, Миннихамида Фатиховна счастлива, потому что прожила такую интересную и богатую жизнь.         

Ялалова Олеся,10 класс.

 

 

Воспоминания моей бабушки.

Давно закончилась Великая Отечественная война. В этом году мы будем отмечать 60 – летие Великой Победы. Но ветераны, мужественно сражавшиеся на фронтах Великой Отечественной войны за честь и свободу нашей Родины, самоотверженным трудом крепившие оборону и тыл, вынесшие на своих плечах тяжелые испытания, какие когда-либо выпадали на долю человека, хорошо помнят те страшные дни.

 

Хорошо помнит те грозные годы и моя бабушка, хотя в то время была ещё ребёнком. Ее мама, моя прабабушка, рассказывала ей о том, как все тяжести послевоенных лет легли на их плечи.

 

Мою бабушку зовут Разетдинова Гульфина Муфтаховна, родилась в 1939 году. В их семье было трое детей, и жили они в поселке Чандар. Родители работали в леспромхозе.

 

Отца звали Имаев Муфтар Имамутдинович. Когда началась война, его призвали в первые же дни. Дети ещё были маленькие: моей бабушке было 2,5 года, самому старшему – 9 лет, а самому младшему – 4 месяца. Когда ее отца забирали на фронт, он подарил ей куклу, с которой она почти не расставалась. После того как ее отца увезли на фронт, через некоторое время они переехали в деревню Бикмурзино, в леспромхозе было тяжело работать, а здесь были родственники бабушки, которые помогали, чем могли.

 

На войне её отец служил рядовым стрелком – в 317 стрелковом полку 92 стрелковой дивизии. Моя бабушка почти ничего не помнит, разве что содержание писем, которые они читали вместе с братьями и матерью, надолго остались в ее памяти. В одном из писем он сообщил, что во время форсирования реки Днепр погибло много людей, а он выплыл, схватившись за бревно, которое проплывало мимо. Тогда он остался в живых ради своих детей. В остальных же письмах он писал, что с ним всё хорошо, и он обязательно вернётся. И спрашивал, как там дети? Так как он не знал точного адреса, он отправлял письма в поселок Чандар, а оттуда письма пересылали в Бикмурзино.

 

К сожалению, он не дожил до Победы и, будучи погибшим, он похоронен в Германии в кладбище д. Гронвейда в могиле № 14. Это все, что помнит моя бабушка.

 

Мне бы хотелось, чтобы больше не повторилось таких страшных историй войны. Хотелось бы жить в дружбе и мире.

 

Разетдинова Элиза

 

Полезные сайты

РОССИЙСКОЕ ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКОЕ ОБЩЕСТВО
Национальный музей Республики Башкортостан

Республиканский Музей Боевой Славы

Государственный музей политической истории Росии

Сайт администрации Нуримановского района
Сайт администрации Нуримановского района
Сайт Байгильдинского сельского лицея
Сайт Байгильдинского сельского лицея
Неофициальный сайт с.Байгильдино
Неофициальный сайт с.Байгильдино

Приглашаем участвовать в форуме «Краеведы Нуримановского района»

Посмотри на свою деревню с высоты

Еще можно обратиться сюда и получить более подробную информацию и более удобные спутниковые снимки